?

Log in

No account? Create an account
Живые интервью с красивыми фотографиями
всё, что вы хотели узнать о хороших людях
Ольга Шинкаренко: "... привыкаешь к тому, что где-то есть параллельный, другой мир". 
27th-Oct-2015 08:00 am
Меня всегда тянуло в Австралию. Даже логически не могу объяснить, с чем это связано, но едва узнав, что фильм об Австралии/снят в Австралии, я смотрела его, или программа про подземный город Кубер-Педи – после неё в список моих заветных желаний добавилось посещение этой безводной австралийской достопримечательности. Кенгуру - удивительные животные, Большой Барьерный риф - фантастической красоты природное явление... Австралия для меня поистине сказочный континент :)
Прошлой зимой я прочитала интересное интервью с девушкой, работающей в Департаменте иммиграции Австралии. Нашла её жж, в порыве чувств тут же предложила встретиться для нового интервью, когда она будет в России. Девушку зовут Ольга, и она, к моему большому удивлению, сразу ответила, что сейчас в России и улетит только осенью. Ну, тут человек, постигший русскую душу, быстро догадается, что нам понадобилось времени ровно до отъезда Ольги, чтобы наконец встретиться :) Прямо накануне отлёта в Австралию мы сидели с ней в кофейне и очень старались не говорить всё время об Австралии))) Получилось ли у нас? Читайте сами))) А я нашла в Ольге близкого по духу человека, потерянную в детстве сестру)))

Ольга Шинкаренко родилась в Москве 24 марта 1990 года. Когда Ольге было 4 года, её семья переехала в Мельбурн, Австралия. В 1998 году семья возвращается в Россию, но уже в Санкт-Петербург. В 2011 году Ольга окончила московский РАХИ, получив диплом филолога. Девушка с необыкновенной историей: от желания стать отважным пожарным, увлечения фигурным катанием, пения в хоре на Красной площади - до многочисленных путешествий по миру и работы в посольствах Австралии, Великобритании и Новой Зеландии! Через год с лишним после окончания института, Ольга решает вернуться на свою вторую родину, но на этот раз в Сидней. Спустя четырe месяца Ольгу находит работа в Департаменте иммиграции. 2014 год и почти весь 2015 проходят в России, а в конце сентября голубоглазая красавица снова вернулась в Сидней.



Ты работаешь в Департаменте иммиграционной службы?
- Именно сейчас я нигде не работаю, но очередной контракт уже «висит» надо мной. Мне предложили снова вернуться в Австралию, в Сидней, на ту же работу. Все мои работы многочисленные или немногочисленные… были контрактные. Это включая Австралийское посольство в Москве, Британское посольство в Москве, Новозеландское посольство в Москве, ну и в самом Сиднее Департамент иммиграции - самый главный офис иммиграционной службы - я тоже была на двух контрактах. И вот cейчас меня ждут обратно.
Что значит твой ник notfake в ЖЖ?
- На самом деле, это было десять лет назад, когда я только начала вести блоги, я придумывала себе ник и пыталась найти что-то отличающееся, при этом искреннее, чтобы отражало меня. И так получилось, что в это время я была подростком, немножко следила за миром шоу-бизнеса, музыки…
(удивлённо) Тебе было пятнадцать лет?
- Мне было пятнадцать лет. Вооот… А что удивительного?
Нет, я просто посчитала сейчас.
- А да, мне было пятнадцать лет. И как раз мне на глаза попался (по-моему, это был его дебют) сольный альбом Сергея Лазарева. Он тогда из Smash только вышел, и там было то ли not fake, то ли don’t be fake. И я подумала, что вот, в принципе, то, к чему я стремлюсь, к чему всегда хотела стремиться: быть искренней, не фальшивой, не поверхностной, не двуличной, не лицемерной. И этот ник ко мне приклеился, a мне понравилось.
Не жалеешь?
- Нет, но иногда думаю, может, поменять, а потом друзья, которые находили в блогах по notfake, они уже «Оля… а какая Оля? А, которая notfake».



Ты смотрела фильм «Евротур»?
- Нет, к сожалению, не смотрела. Вот только вчера меня спрашивали, не смотрела ли я этот фильм. Я так понимаю, что мне его нужно теперь посмотреть.
Не уверена. Ты знаешь сюжет?
- Ну, молодёжь путешествует по Европе?
Ну да, американская молодёжь после окончания школы отправляется в Европу в поисках подруги по переписке одного парня. Кто-то из них решает, что нужно оторваться по полной. В общем, там есть героиня - сестра одного парня, которая по фильму кажется очень тихой и спокойной, а потом выясняется, что она оторва. Она приличная и всё такое, но при этом…
- Безбашенная.
Да, именно. Мне кажется, вы с ней похожи. Ты больше смешливая или серьёзная?
- Я бываю разная… Наверное, раньше я была более экстравертной, именно смешливой, весёлой. Молодой и зелёной (смеётся). Хотя я себя склонна называть, наверное, больше меланхоликом, чем сангвиником. Такой человек, который любит помедитировать, помечтать, погрустить… Иногда грустью со светлым оттенком, иногда так конкретно поностальгировать. Вот, например, я ещё в России, ещё не уехала, у меня рейс только завтра, а я уже переполнена ностальгией и чувствую, что начинаю скучать… я конечно же, ещё сюда вернусь, но уже скучаю…



Да, удивительно, что мы встретились как раз накануне твоего отлёта… А у нас было полгода!
- Ну да, а что, отлично!
Всё в последний момент у нас в России делается… Дипломы пишутся…
- Да-да, зато мы не пропадаем (смеётся). Всё на лету, всё схватываем, всё успеваем в конечном итоге.
Это помогает в австралийской жизни?
- Ну да, крутиться-вертеться. В этом плане русские, я считаю, более способные люди и более изворотливые в хорошем смысле слова. Всё успевают, выдерживают большие темпы, большие расстояния, максимум возможного берут из минимального времени, которое им предоставлено. Так же и у меня сейчас: чем ближе к отлёту, тем больше дел, но я знаю, что я всё успею.
Наверное, после Москвы и Сидней и Мельбурн будут казаться немного сельскими городами?
- В плане именно темпа жизни - да, там очень не любят спешить. И в этом, наверное, есть свой плюс, потому что, когда человек из суетной Москвы приезжает туда, он первое время в шоке - как можно всё так медленно делать и никуда не спешить?! Но потом ты перенимаешь эту их положительную сторону и приспосабливаешься. В хорошем смысле. То есть, учишься смаковать там, где можно не торопиться. Это, наверное, их плюс. Но с другой стороны, там в какой-то момент, конечно, скучаешь по шумной Москве, быстрой, где столько возможностей… И думаешь, вроде Австралия - тоже страна возможностей, но и Москва неплохой город - было бы желание, а там всё приложится!



Похоже мы на каждом вопросе будем к Австралии возвращаться (смеюсь).
- А можем не возвращаться!
Я хотела сделать интервью не шаблонным, а то многие ведь от тебя ждут секретов, как переехать в Австралию и так далее…
- А я и не расскажу секретов - я сама не знаю! У меня своя история – не типичная, мягко говоря…
Мне понравился совет из твоего интервью - быть искренними, не пытаться обмануть офицера. Удивительно, что за всеми этими бумажками сидят живые люди… принимают решения. Наверное, все офицеры пропускают истории через себя?
- Кто-то может и не пропускает… Но я со своей стороны, сидя там, “за занавесочкой”, с той стороны, изнутри офиса и всех этих визовых заявлений… я всех пропускаю через себя.
Ты, наверное, часто плачешь?
- Нет, я не часто плачу, но я действительно впечатляюсь историями людей.
Ты потом поддерживаешь связь с этими людьми, которые переезжают?
- Специально нет (да нам и нельзя вообще-то), но у меня есть несколько историй интересных, когда я с людьми познакомилась уже после того, как начала им оформлять визу, или даже после того, как выдала визу. То есть, вот вышло интервью со мной то, которое тогда было, и там девочка написала: «Oй, кажется, эта Ольга мне визу и выдала!» И буквально на прошлой неделе мы с этой девочкой познакомились. Они с мужем русские, приезжали сюда в Россию на две недельки. Она говорит: «Мой легендарный офицер!» Я говорю: «Моя легендарная клиентка!» (смеётся). Ну и вот познакомились вживую, она говорит: «Приезжай в Сидней, будем дальше дружить там».



Тебя не напрягают такие истории? Люди не навязываются дружить? Или это всё происходит обоюдно?
- Именно дружить… Во-первых, их не так много - таких историй. Они очень интересные, они действительно для меня легендарные, и мне на всю жизнь запомнятся. И потом, так как таких случаев не много, то… нельзя сказать, что навязываются. Там обе стороны удивлены приятно, что получилась встреча, что получилась дружба… нашли общий язык. Скорее напрягает, когда меня регулярно теребят просто незнакомые люди с просьбами: «Подскажите, что мне сделать, чтобы получить визу?» или «Я уже подал на визу, а не подскажете ли Вы…»
Это из-за того интервью? Они специально находят тебя?
- Это обычные люди в социальных сетях… Кто-то, может быть, после интервью меня находит, кто-то слышал, кто-то знакомый знакомых… Задают вопросы. Я всем хотела бы помочь, но с другой стороны, я не всё сама знаю по визовым вопросам. Даже в категории своих виз, которыми занимаюсь. Ну и плюс у меня где-то есть, скажем так, лимит - я не могу всё рассказывать и тем более советовать. Не имею профессионального права. Я не могу по просьбе кого-то пойти посмотреть, залезть в его дело, сказать, как оно продвигается. Здесь важно соблюдать правила. Или вот ещё, например: просят поторопить другого визового офицера!
Социальные сети - это иногда зло? Тебя могут найти, допросить! Ещё и недовольство выражать!
- Да… И, как правило, все, с кем я работала, бывшие коллеги на всех работах, знают, что их тоже пробивают по всяким фейсбукам, вконтактам. Кто-то специально не регистрируется, кто-то регистрируется, но меняет имя, не ставит фотографию… Честно? Я как-то влезла в шкуру обычного человека и решила тоже своих коллег, и себя в том числе, поискать в интернете именно по рабочим вопросам. Вышла я на иммиграционный форум один, где люди делятся: «У тебя кто офицер?» - «У меня тот» - «Oй, а у меня та, она такая злая!» А ты-то знаешь, что эта женщина не злая - она хорошая работница, у неё очень намётанный глаз, и она очень даже не злая. Тут дело не в работнике, его настроении или его характере, а в том, насколько он чисто с профессиональной точки подходит к тому или иному заявлению. Ведь решения принимаются по определённым стандартам. А люди забывают, что есть стандарты, есть правила, есть иммиграционное законодательство. И почему-то списывают это на то, что лично офицер такой неприятный. Или вот – "лично ко мне он такой неприятный".

DSC_0861


Но всё равно ведь человеческий фактор тут играет роль?
- Ну, в какой-то мере наверное да… Но в очень не большой. Какое ему дело до тебя, если он тебя не знает, а ты ему ничего лично не сделал?
Не всегда инструкции решают? На что-то вы можете закрыть глаза?
- Ну да… Или на свой страх и риск всё-таки выдать визу, пустить человека, а уже дальше как сложится, зависит от него.
Вас не штрафуют потом, если пустили кого-то не того?
- Так чтобы штрафовать - нет, не штрафуют…
Или сверху вас проверяют?
- Всегда можно зайти в любое дело любого человека, почти любого года. И даже поднять бумаги - что-то сравнить, что-то посмотреть. Особенно легко это сделать, и делается, когда человек подаёт документы на следующую визу, уже находясь за границей. И офицерам уже на той стороне может понадобиться какая-то информация из прошлых заявлений - посмотреть, на каком основании было принято решение, и это уже тогда влияет на текущее дело.
У вас только честные люди работают, видимо! С чистой совестью…
- Мне хочется верить. Ну, потому что я стараюсь со своей стороны честно работать. Конечно, всякое может быть, но мне не хочется думать плохого о коллегах.



Ты легко пускаешься в авантюры?
- Ммм… Смотря, какая авантюра.
Самая авантюрная!
- Да, я думаю, что во мне никогда не угаснет эта тяга к авантюрам. Например, я до сих пор хочу прыгнуть с парашютом. Понимаю, что это может быть не слишком полезно для человека с плохим зрением, но я всё-таки отпрашиваюсь, например, у своего офтальмолога: «Может быть, всё-таки можно?!» Потому что есть этот огонёк внутри. И в принципе, все мои поездки, все мои переезды, все мои контракты - это и есть авантюры. Иногда всплывает что-то такое, и ты думаешь: «Надо брать!», чтобы потом было что вспомнить, чтобы были эмоции…
Чтобы не жалеть!
- Чтобы не жалеть, чтобы были фотографии, чтобы были истории, чтобы ну просто разнообразить жизнь, течение будней.
Так спокойно об этом говоришь!
- (смеётся) Ну да, может быть, вся моя жизнь - это какая-то авантюра… Я не знаю.
С 4-х лет! Но тогда у тебя не было выбора. Насколько это гуманно увозить маленького ребёнка на ПМЖ в такую чудесную страну? Как ты думаешь?
- Ну если это на благо ребёнка… Если родители и субъективно и объективно видят, что это лучше для ребёнка - жить в другой стране, то почему бы нет. Другое дело, что скажем, моя семья вернулась потом в Россию. Я не скажу, что мы жалели или жалеем, и я сама очень рада, что выросла всё-таки больше в русской культуре, что я больше всего себя воспринимаю как русская. Но есть, конечно, побочные действия. Когда ты не можешь понять всё-таки, какая культура тебе ближе, где ты больше свой, где ты больше чужой и, в итоге, ты всегда и везде со всеми чужой. Где-то тебе чего-то не хватает…



Почему чужой? Потому что ты не понимаешь каких-то нюансов? Не чувствуешь людей или что?
- Да, где-то не понимаешь нюансов культурных, или в чём выросла молодёжь там-то и тогда-то: ты это пропустил, у тебя есть какие-то пробелы. У меня есть пробелы, скажем, в литературе начальных классов. Я раннего Пушкина, которого дают детям у нас в школе, не изучала. Хотя при этом я не могу сказать, что я больше австралийка. Конечно, я больше русская. Конечно, мой основной язык, скорее, русский. И я всё равно читала того же Пушкина, но вот именно детскими глазами… что-то немножко вырвано, пропущено... зато вставлены эти же...
Кенгуру!
- Да (смеётся). То время просто приобрело новый оттенок, другой контекст. Ну, в этом плане в Австралии легко, потому что эмигрантов много, все люди с “двойными” историями, с “двойными” (в хорошем смысле слова) жизнями, с двумя языками.
Как раз с другом Борисом на днях обсуждали эту тему, он сказал, что вы уникальные люди - третьей культуры.
- Да, third culture kids/people.
Получается, это симбиоз…
- Это и первое и второе, но при этом что-то отдельное на выходе.
Ты, наверное, много таких людей знаешь?
- Знаю! Но интересно то, что мой случай пошёл немножко дальше. Вернее, стал прямо-таки запущеннее. Или запутаннее - как угодно. Обычно люди остаются там, куда уехали, а есть те, которые изначально не уезжают никуда. А я вот - человек, которого носит то туда, то оттуда, в разные места… (смеётся)



Ты себя считаешь счастливым человеком?
- В целом, да.
Мне кажется, все, кто родился в России и в детстве пожил за границей, хотят вернуться туда - это какое-то незавершенное действие.
- Да, видимо, привыкаешь к тому, что где-то есть параллельный, другой мир. И тебе он интересен. Тем более, если ты уже пожил в этом новом мире. Ты уже освоился в нём и чувствуешь себя отчасти своим, а потом берёшь и снова возвращаешься к исходной точке... В моём случае мне всегда здесь будет не хватать чего-то оттуда, а там мне будет не хватать чего-то здешнего. Сейчас я усиленно ем сырки, пока они есть в супермаркете...
Фотографирую снег, ем сырки?
- Да-да. Но смотря как к этому относиться. Можно, конечно, страдать. У меня был однажды период, когда я пыталась понять, что же мне больше... как же мне...
Всегда нужно делать выбор?
- Да. Но с другой стороны, ведь всегда можно вернуться, особенно если как я свободен по работе и если готов к каким-то переменам. Просто со временем, недаром же говорят, куда сложнее делать какие-то радикальные шаги. Или продолжать начатые перемены. То есть, не просто один раз уехать и остаться где-то или вернуться потом оттуда, скажем, а именно жить туда-сюда - на две страны.



А почему ты вернулась в Россию? Получается, что тебя по контракту отправили?
- Получается, что никто меня никуда не отправлял. Это именно моя авантюра. Потому что отработан контракт - его могут продлить, его могут не продлить. Если его продлевают, можно остаться. Если его не продлевают, то ты вроде бы как на связи с ними, если им снова кто-то понадобится, но при этом ты свободен в своём полёте.
Я просто не пойму, что можно у нас тут делать… Что ты делала?
- Я в визовом отделе в команде офицеров принимала визовые заявления на выезд из России и на въезд в Австралию, Великобританию, Новую Зеландию. Визы разные: и туристические, и рабочие, и студенческие, и семейные...
А кто тут с тобой работал? Русские?
- Как правило, здесь работают местные, да. Но все менеджеры обязательно (так как всё-таки это посольство другой страны) должны быть из той страны, о которой вообще речь и чьё посольство. Они своей страной в заграничные посольства и посылаются. Я сейчас конкретно говорю об иммиграционных отделах.
А в Австралии только австралийцы работают в Департаменте?
- Ну, скажем так, по документам австралийцы, но там что ни человек, то тоже бывший эмигрант или эмигрант во втором поколении. Oчень разношёрстный состав. Если здесь в основном во всех моих командах были в большинстве россияне и немножко менеджеров новозеландцев, австралийцев, то там в одной команде это южноамериканцы, британцы, это тайцы, филиппинцы, белые австралийцы - потомки британских переселенцев, аборигены даже! У нас была одна женщина чистая аборигенка. Полячка со мной в отделе. Индийцы, арабы…
У всех же свои традиции, культуры…
- Я даже русских нашла, таких же, как я. Которые уже лет двадцать живут там и работают на иммиграцию. Они случайным образом нашлись и тоже были приятно удивлены. И когда мы собрались на работе - из разных отделов несколько человек, - выяснилось, что мы все из Москвы и кто-то раньше там на Соколе жил, кто-то ещё рядом... Oчень было приятно, конечно.
Буквально пару недель назад моя одноклассница с мужем и дочерью переехала в Австралию, и её муж нашёл работу на следующий день. А я читала полгода назад, как девушка из Белоруссии в Новой Зеландии очень долго не могла найти работу, она стоматолог…
- У всех по-разному, на самом деле: кто-то быстро находит, а кто-то не очень. Я, получается, искала четыре месяца работу. Вообще, когда я первый раз уезжала сама в Австралию, у меня не было конкретного плана, я не знала, что и где у меня сложится: поучиться или поработать. Но установка была такая: “Посмотрим, как всё будет. Забираю с собой все свои вещи на всякий случай, посмотрим что где появится-всплывет”. Ну и у меня к тому времени за спиной как раз было два контракта в австралийском посольстве в Москве. Я думала, может быть, это как-то мне где-то сделает погоду… И сделало - спасибо Богу!



У тебя верующая семья. Всегда так было?
- Я склонна сказать, что да, всегда, с детства моего. Родители мои стали верующими людьми, причем посвященными верующими людьми, именно в Австралии и формат им больше подошёл протестантской, баптистской церкви. Но, конечно, это одно - когда говоришь о традициях семьи, родителей. Рано или поздно ты сам должен сделать выбор в пользу чего-то: близко мне это или не близко, хочу ли я верить. То есть, всё равно наступает момент, когда ты сам должен определиться в своих отношениях с Богом. Хотя я думаю, что в любом человеке регулярно возникают вот эти глобальные вопросы, которые он пытается решить. И церковь - это как место, куда ты можешь прийти в том числе и за этим. Возможно, ты не найдёшь ответа на все свои вопросы. Более того! Я скажу, что с годами у меня становится ещё больше вопросов, чем ответов. Но в том, наверное, и заключается вера, что ты не подкрепляешь абсолютно всё готовыми ответами: своими ли, чужими ли, логически пытаешься всё это выстроить… Ты веришь и растёшь сердцем, верой, духом.
Тебя крестили в Австралии?
- Я крещёная в православной церкви ещё до того, как мы туда переехали. Но во взрослом возрасте я крещение тоже приняла - уже в рамках своей церкви в России.
Кажется, в западных странах сильна религиозность… Какую книгу ни возьми по психологии - везде советуют открыть сердце Богу…
- А с другой стороны, мне кажется, сейчас немножко всё поменялось местами. Потому что Запад хранит, возможно, какие-то религиозные традиции, но это больше именно как традиции. Формализм. Не хочу говорить за весь Запад, за всех людей, конечно...
Но это можно узнать только изнутри…
- Да. Россия мне кажется, всё-таки более искренней и глубокой в этом отношении. Люди больше внутренне мечутся, суетятся, ищут, терпят, отчаянно стремятся… Возможно, это именно из-за наших российских реалий и суетной, сложной жизни.
Но я делаю разницу между религией и верой. Религия может быть галочкой - называться ты можешь кем угодно, а вот есть ли у тебя действительно живая связь с Богом, практикуешь ли ты то, во что веришь? Я думаю, есть различие между тем, чтобы прийти в церковь два раза в год отстоять праздник или вот эта ежедневная работа внутри, рост духовный, молитвы: «Господь, я хочу познавать, какой Ты, я хочу быть под Твоей защитой, я хочу как-то взаимодействовать с Тобой, хочу иметь с Тобой отношения, расти духовно». Да, понятно, что и христиане не идеальные люди…



Почему ты решила поехать в Израиль на свой 25-й день рождения?
- Потому что у меня есть еврейские корни, во мне течёт еврейская кровь. У меня прабабушка и бабушка еврейки, а всё это передаётся по женской линии же… И, глядя на свою бабушку, и на свою маму, на то, какие они хваткие, ну прямо вот… еврейки! И я подумала, что интересно было бы съездить, посмотреть, что это за страна. Хотя я посмотрела только одним глазком. В Иерусалиме у нас была небольшая экскурсия, но я обязательно туда ещё на подольше вернусь, потому что меня очень зацепило.
Ты готовилась к поездке? Или это тоже спонтанно было?
- В принципе, это было спонтанно. Я хотела чего-то необычного. Хотела, чтобы свой рубеж в 25 лет, небольшой юбилей, у меня получился интересным. И я решила, почему бы не съездить в Израиль, чтобы в первый раз ознакомиться с ним, прикоснуться к этой культуре, к этой стране. Раз уж тем более оттуда пошло христианство. Земля, по которой ходил Христос. Ну да… И в какой мере удалось посмотреть страну - я очень осталась довольна поездкой. Удалось даже наделать фотографий с ребятами, которые в армии служат.
Как тебя туда занесло?
- У нас автобус сломался на пути в Иерусалим. Мы три часа сидели в пустыне, и они там тоже были. Кстати, узнала, что девочки до 27 лет обязаны там служить в армии. И я подумала: «Так, что мне нужно сделать, чтобы тоже там служить?! Я не против!» Я бы пошла, если бы была такая возможность. Если бы это всё было легко организовать. То есть, если бы я жила в Израиле…



Ты не ругаешь своих родителей за то, что вы уехали?
- Не ругаю, но при этом я остаюсь ещё в каком-то поиске себя. То есть, я не исключаю то, что я не останусь в эмиграции и не буду всю жизнь работать в этой сфере. Возможно, мне захочется “сменить пластинку”, возможно, я найду что-то, что мне понравится ещё больше. Или просто будет время переключиться на это. Так же, как я переключилась с фигурного катания - у меня кнопочка выключилась, и следующая кнопка в плане увлечений ещё не включилась. Но как-то… всему своё время.

А на сколько сейчас уезжаешь?
- Меня все спрашивают: «На сколько?». Я говорю: «Ну, пока поработать по контракту, а там посмотрим». Потому что действительно никогда не знаешь, как повернётся. В первый раз я уезжала с установкой “Почти что навсегда”. Но как показала жизнь, я вернулась сюда, и у меня здесь были замечательные работы. Я не жалею и не считаю, что у меня в Австралии что-то не получилось - это было просто продолжением моего пути. Другой этап. Сейчас снова другой этап. Снова австралийский.



Близкие люди не считают тебя эгоисткой?
- Ммммм… сложно сказать. Вроде нет.
Но ты не чувствуешь, что кто-то может так думать про тебя?
- Нууу… Пусть думают что думают. Потому что, оставшись здесь работать на всё время, сколько я здесь была, я решила, что это не просто какие-то мои личные планы: я хочу быть поддержкой и помощью своим родным и близким, которые снова рядом.
Близка тебе тема благотворительности?
- Очень. Одно время очень хотелось миссионером поехать куда-то далеко-далеко, и я понимала, что мне это вполне по силам. Что мне нравится мысль выйти из зоны комфорта, мне нравятся неожиданности, непредсказуемости.
Трудности, опасности…
- Трудности, препятствия. Хоть это и риск какой-то. Потому что плохие люди тоже встречались на пути и встречаются, и, увы, наверное, встретятся.
Мне кажется, у тебя хватает злопыхателей. Особенно в социальных сетях это заметно. Я права?
- Может быть, может быть.
Ты не чувствуешь этого? Из серии «не нравится тут - уезжай к себе в Австралию».
- Я чувствую это, но иногда это меня даже мотивирует.
А ты их специально провоцируешь или это случайно происходит?
- И так и так может быть. То есть тот, кто меня хорошо знает, близкие люди, я думаю, они меня понимают и принимают, а остальные… кто-то как-то в силу своего понимания, видения меня или моего контекста что-то надумывает, и мне даже интересно с такими людьми пообщаться, узнать, о чём они думают. Из серии "Ну расскажи мне сказки про меня же".



Интересно?!
- Ага, в плане выслушивать их версии. «Вот тебе нужно то-то, тебе нужно то-то. Зачем ты это делаешь - неужели убегаешь от проблем, от себя?»
«Что ты ноешь?»
- "Что ты ноешь?!" "Ты Россию ненавидишь!" или "Ты, наверное, чересчур боготворишь Австралию". Я говорю: "Чего? Это просто две мои родные страны. Одна чуть больше родная, другая чуть меньше. И я сама решаю". А вообще раньше с такими людьми я шла, скажем так, на провокацию, поддавалась, чтобы переубедить человека, чтобы объяснить ему. Сейчас я скорее просто тихо отхожу и думаю: «Ок, это мне адреналинчик, чтобы и дальше делать всё так, как я делаю». В Австралии был такой случай, когда мне один человек сказал: «Ты уже столько месяцев (четыре на тот момент) сидишь без работы. Ты что, ждёшь, что тебя найдёт кто-нибудь из твоего этого Департамента и тебе контракт свалится на голову?!» Ну, я тогда промолчала, а потом, как раз когда он мне “свалился”, можно сказать, на голову и со мной связались, и кто-то спросил из общих друзей при том человеке: «И куда взяли работать-то?» Я специально ответила так: «В Департамент иммиграции… Контракт… cвалился... на голову!» То есть, я не брезговала бы пойти в супермаркет - даже уборщицей, если пришлось бы: я не из тех, кто сразу нос воротит… Но почему не попробовать другое, если оно может наклюнуться?
А этот человек настаивал, чтобы ты куда-то, но пошла работать?
- Ну да. «Ты что, какую-то особенную, царскую работу ищешь себе или что?!»
А, из серии – “зажралась”…
- Да. То есть, якобы “не хочешь с чего-то начинать”. Я говорю: «Нет, почему, я из многодетной семьи, я приучена к труду…»



Многодетная? Я думала, у тебя только сестра.
- Нет, я старшая из пяти детей. Последний год, что я здесь жила, я жила с бабушкой, была ей помощью в быту. Она мне была какой-то своей помощью, поддержкой. И я успевала при этом даже в одном городе жить на два дома: и с бабушкой жить, и бывать с братьями-сёстрами, держать общение с семьёй, помогать по мере возможности. Но в целом, я могу сказать, что сложно быть старшей сестрой, потому что нужна мудрость.
Ты с ними дружишь?
- Я с ними дружу. У меня две родные сестры и два приёмных брата. Но я к братьям отношусь как к родным с самого первого дня. Они между собой не родные, то есть тут тоже к каждому нужен индивидуальный подход. У каждого своё прошлое…
Твои родители давно женаты?
- Да, они вместе уже больше 25 лет. У меня очень хорошие родители. Я вижу изо дня в день, как им сложно. Сложно поднимать детей как личностей. Мы ведь все разные, a со всеми хочется быть близкими, всех нужно взрастить хорошими людьми, достойными, верующими, с понятиями о добре и зле.
Ты привязана к родителям? Ощущаешь зависимость от них?
- Нет, я спокойна. С мамой, конечно, контакт чаще, потому что это мама. Даже если мы в одном городе, всё равно ей важно, где я и что я делаю, когда буду дома. Находясь в Австралии, контакт тоже был, но я всё-таки мыслила себя самостоятельной единицей.



Ты торопишься жить? Судя по тому, сколько ты путешествуешь и работаешь. Боишься чего-то не успеть?
- Есть такое, да.
Но с семейной жизнью не торопишься.
- Наверное, да. Наверное, потому что я понимаю, что когда будет семья, это уже будет больше ответственности, уже будет человек, с которым надо считаться. Мне надо будет ещё больше работать над собой. А когда появятся дети, то уже надо будет считаться и с ними.
Ты, наверное, на женатых друзей насмотрелась и уже видишь все эти подводные камни?
- Подводные камни видишь, если всматриваться. Вообще я вижу не подводные камни, а памперсы везде в лентах соцсетей (смеётся). Памперсы, ножки, попки, “пошла погулять с колясочкой”… Не могу сказать, что я жалею о том, что у меня этого нет, потому что я знаю, что оно будет. Поэтому я ценю то, что есть сейчас.

Короткий блиц:
У тебя есть татуировка?
- Нет.
Сколько у тебя паспортов? - Два.
Любимое блюдо? - Суши.
Вредная привычка? - А можно немножко подумать? (Смеётся). Слова паразиты - моя вредная привычка. Как филологу это непростительно… Да.
Ты веришь в любовь с первого взгляда? - Нет.
Когда ездишь в метро, закрываешь глаза? - Да.
Брюки или платье? - Платье.
Веришь в приметы-гороскопы? - Нет.
Ты трогала кенгуру? - Да. Гладила.
В какой стране ты хочешь провести свою старость? - Ой, очень сложный вопрос. С любимым человеком, а где… Побывав в Израиле, я поняла, что, если я объезжу вдоль и поперёк всю Австралию и Новую Зеландию и если к тому времени надоест, мне будет интересно пожить в Израиле, да и Европа недалеко и можно будет путешествовать. А вообще Австралия, Новая Зеландия - почему нет? Но с другой стороны, я человек, родившийся в России, позиционирующий себя больше как русский человек, поэтому если прах развеивать, то это, будьте любезны, сделайте в России (смеётся).



фотограф Катя Гераскина
интервьюер Мария Прохорова
группа в Facebook - Добавляйтесь! :)
группa ВКонтaкте - Добавляйтесь! :)

muzeon
This page was loaded Aug 20th 2019, 7:59 am GMT.